Уличные бои за Будапешт



По мере усиления осады в январе ситуация внутри города становилась все более отчаянной. Кроме конины, у гарнизона практически не было свежих продуктов, а температура ночью опускалась ниже -20 °С. По мере того как перспективы спасения становились все более призрачными, начал падать боевой дух войск. Даже у считавшихся элитными частей СС он стал крайне низким.Только страх попасть в плен к коммунистам заставлял войска держаться. Командир немецкого гарнизона, постоянно выпускавший совершенно нереальные для выполнения приказы, не мог помочь делу. Поговаривали, что Пфеффер-Вильденбрух находится на грани психического срыва и отказывается от всех предложений помощи от своих сотрудников. Он также не передавал плохие новости Гитлеру, и каждый день отправлял в Ставку фюрера бодрые сообщения о славных победах гарнизона.



План Малиновского был прост: в ходе постоянной бомбардировки уничтожить все мосты через Дунай и таким
образом разделить немецкую оборону на две части. После этого советские войска должны были вступить в Пешт и захватить основные зоны выброски, куда доставлялись грузы для осажденных. Штурм Буды должна была провести 4б-я армия, находившаяся в оперативном подчинении 3-го Украинского фронта Толбухина, который из-за постоянных энергичных контратак немецких танковых частей не смог оказать под держку.Первые скоординированные атаки на восточный пригород Пешта начались в конце первой недели января. Немцы отступили, чтобы выиграть время, и в самом городе они уже оказали ожесточенное сопротивление. Для устранения путаницы в командовании частями 11 января командующим группы «Будапешт» (состоявшей из стрелкового корпуса из состава 7-й гвардейской армии, 7-го румынского корпусаи 18-го отдельного гвардейского стрелкового корпуса) был назначен генерал-майор Иван Афонин.11 января в Пеште шли ожесточенные бои. Орудия закопанных в землю немецких танков простреливали широкие бульвары. Советской пехоте приходилось сражаться за каждый дом, ведя огонь через проломы в стенах, в то время как артиллерия уничтожала целые улицы.

Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе керамической фабрики в центре Пешта, которую советским войскам пришлось отвоевывать буквально метр за метром. Перелом произошел 12 января, когда был захвачен ипподром -последняя остававшаяся в руках немцев зона выброски. Также серьезные бои разгорелись в районе Восточного вокзала, где стоявшие на подъездных путях железнодорожные вагоны использовались в качестве пулеметных позиций. Однако 17 января Красная Армия достигла Дуная, и линия немецкой обороны сократилась до отдельных очагов сопротивления -хотя этот успех и стоил очень дорого. Историк Джон Эриксон так описал ситуацию: «Сам Пешт уже практически перестал существовать: плотно застроенные жилые и промышленные пригороды превратились в груды пылающих обломков, по разрушенным улицам от дома к дому с ревом двигалась волна огня, оставляя за собой лишь сгоревшие остовы».На следующем этапе операции предусматривалось взять остров Маргит на Дунае, одновременно постепенно продвигаясь по узким улочкам Буды вверх к пещерам. Эти бои были крайне тяжелыми, Афонин, командующий группой «Будапешт», был тяжело ранен и вынужден оставить командование.

Советские солдаты продвигались с боями не только от дома к дому, но также сражались и в канализации под городом. Советским войскам удалось захватить в Буде высокопоставленного немецкого офицера и переправить его в Пешт для допроса. Однако в целом канализационная система была более удобна для ведения обороны, чем для наступления.К концу января 1945 года немцы в Буде несмотря на упорное сопротивление были оттеснены к Замковой горе. К этому времени сопротивление продолжали 23 ООО немцев, а также 20 ООО венгров. Немцы могли собрать всего шесть штурмовых орудий StuG III, девять «Хетцеров», 12 «Пантер» и 10-15 единиц другой бронетехники, а также 60 противотанковых и полевых орудий. Однако, как это всегда бывает в условиях уличных боев, атакующие войска столкнулись с огромными проблемами при продвижении по разрушенному городу. Артиллерия Красной Армии могла уничтожать целые здания и засевших в них защитников, ведя огонь с близкого расстояния - иногда до 200 метров, причем сами артиллеристы несли тяжелые потери от огня стрелкового оружия, - однако после этого руины становились прекрасным укрытием для новых групп обороняющихся.

Непрерывные бои на истощение продолжились и в первую неделю февраля. 5 февраля новый командующий группы «Будапешт» генерал-полковник Манагаров перегруппировал войска, оттеснив остатки гарнизона - около 15 000 немцев и 10 000 венгров - на Замковую гору.Сражение было проиграно, и даже Пфеффер-Вильденбрух наконец это понял. Он пытался бежать через канализационную систему, но 16 февраля, поднявшись на поверхность, оказался в расположении советских войск и был взят в плен. Оставшиеся в живых защитники Буды сложили оружие в 10:00 13 февраля.Последнюю организованную попытку прорваться из города в северо-западном направлении предприняла немецкая группировка силой в 16 000 в ночь на 16 февраля. Она была уничтожена в районе Фербаль.

Страх, испытываемый Пфеффером-Вильденбрухом и его подчиненными перед массовыми убийствами военнопленных советскими войсками, был абсолютно необоснованным. Хотя случаи, когда эсэсовцев расстреливали на месте, имели место, к подавляющему большинству военнопленных относились гуманно.Почти все здания в Будапеште пострадали от военных действий, и почти пятая часть города стала необитаемой. Около 76 000 гражданских лиц погибли во время осады. Более 30 000 немецких солдат пали в боях во время осады Будапешта и столько же попали в плен.