Вторжение Вьетминя в Лаос

Конец 1952 и начало 1953 года Вьетминь посвятил подготовке к возобновлению вторжения в Лаос. Хотя из-за серьезных потерь, понесенных 308-й дивизией во время упорной обороны французами Насаня в ноябре-декабре, концентрация войск Вьетминя задерживалась, три дивизии остались в Лаосе, а служба снабжения Зяпа удвоила свои усилия по доставке продовольствия, оружия и боеприпасов к Моктяу, который должен был служить передовой основой войск вторжения.
9 апреля Зяп нанес удар. Его 308-я дивизия, в целом восполнившая понесенные потери, отправила один полк для демонстрации у Насаня, в то время как ее основные части выдвинулись в долину Намсенг. 31б-я дивизия выдвинулась по пересеченной местности к Самныа в Лаосе, а 312-я наступала от Дьенбьенфу к лаосской «королевской столице» Луангпхабангу.

Хотя французы и предвидели вторжение в Лаос, они мало что могли предпринять, чтобы противостоять ему. Королевство Лаос существовало только с 1946 года, и лаосская армия была малочисленной. Коммунистическая пропаганда постоянно усиливалась, особенно на севере, которым тайно руководил так называемый Красный принц Суфанувонг, который нашел убежище в Северном Вьетнаме у вьетнамских коммунистов Хо Ши Мина.Нерешительность французского Верховного командования еще больше ухудшила и без того сложную ситуацию.

Генерал Рауль Салан сначала решил укрепить Самныа, но затем оставил его, чтобы сосредоточиться в новой базе в Сиенгкхуанге, который также был оставлен 19 апреля в пользу укрепленных позиций в Долине кувшинов, известных как лагерь кувшинов. К концу месяца французы удерживали Луангпхабанг и лагерь кувшинов, а также передовой форт Муонгкхоуа. Все гарнизоны в значительной степени зависели от поставок, осуществляемых по воздуху. Захватив врасплох выведенных из равновесия французов и сорвав стратегические планы противника, Зяп быстро вернул большую часть своих войск в Тонкин, оставив часть 308-й дивизии поддерживать давление на французов и продолжать формирование лаосских коммунистических отрядов. Вьетнамцы получили ценный опыт, а вера во французов у многих лаосцев - особенно северных народов таи - была подорвана. Французские ВВС действовали на пределе своих возможностей, а французское Верховное командование показало, что у него отсутствует столь важная в таких условиях решительность.

Уроки весны 1953 года каждая из сторон интерпретировала по-своему. Зяп полагал, что он теперь может вступить в Лаос когда пожелает, воспользовавшись улучшением ситуации со снабжением и усилением местных партизанских отрядов. Со своей стороны французы пришли к заключению, что в случае возобновления вторжения его смогут остановить снабжаемые по воздуху узлы сопротивления, под огневой мощью которых наступление Вьетминя будет замедляться и в конце концов окажется сорвано. Салан также говорил о наступлении на тайской территории и занятии Дьенбьенфу в качестве первого шага. Этот план был одной из самых опасных частей наследства, оставленного Саланом своему преемнику.28 мая 1953 года корпусной генерал Анри Навар приступил к исполнению обязанностей главнокомандующего в Индокитае. Инструкции Навару включали приказ оценить ситуацию и разработать планы предстоящей кампании, и он, не теряя времени, стремился получить необходимые сведения, опираясь на которые можно было составить свой отчет. Прежде всего, он проявил большой интерес к основным авиабазам в Лайтяу и Насане и ввел командира последней в состав своего оперативного штаба. Также он назначил 49-летнего бригадного генерала Рене Коньи на пост командующего войсками в северных районах.