Высадка союзников в Нормандии


Высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года являлась начальным этапом вторжения в Европу. Эта операция стала одной из самых сложных в военной истории. В ней участвовали сотни тысяч человек и тысячи кораблей и самолетов. И для Германии, и для союзников это сражение было решающим, определяющим исход всей войны в Европе. Теперь господство союзников на море и в воздухе стало существенным фактором окончательной победы.

Президент США Рузвельт настаивал, что командующим операцией в Нормандии, получившей кодовое обозначение «Оверлорд», следовало назначить американского военного. Он выбрал Дуайта Д. Эйзенхауэра, возглавлявшего войска союзников на Средиземном театре военных действий, и уведомил его о назначении 7 декабря 1943 года. Двумя непосредственными подчиненными Эйзенхауэра стали уже занимавшиеся подготовкой вторжения британские офицеры — главный маршал авиации Траффорд Ли-Мэллори должен был руководить ВВС, а адмирал Бертрам X. Рамсей стал командующим объединенными морскими силами. Также в декабре британского генерала Бернарда Монтгомери назначили командующим 21-й группой армий, которой и пришлось осуществлять высадку. 3 января 1944 года он собрал свое первое совещание и сказал планировщикам, что их проект «никуда не годится», и что необходимо осуществлять десант на более широком фронте. Монтгомери в срочном порядке реорганизовал 21-ю группу армий и разработал свой план. Был согласован фронт высадки пяти дивизий и на флангах еще двух воздушно-десантных дивизий (в конечном счете, союзники в «День Д» высадили три воздушно-десантных дивизии). В операции должны были принимать участие две армии: 1-я американская армия генерала Омара Брэдли на западе на участках «Омаха» и «Юта» и 2-я британская армия генерала Майлза Демпси на востоке, на участках «Суорд», «Джуно» и «Голд».

В дальнейшем планирование и подготовка проходили успешно. Однако в проекте операции «Оверлорд» было много слабых мест. Первое  огромные объемы грузов, которые надо было доставлять морем (см. врезку «Операция «Нептун»), Второй момент  разведка тех участков французского побережья, на которых должен был производиться десант. Боевые пловцы и моряки на сверхмалых подводных лодках тайно исследовали участки высадки морского десанта. Третьим критическим фактором являлась новая технология, разработанная специально для этой операции. Британская 79-я бронетанковая дивизия сэра Перси Хобарта (см. врезку на стр. 20) разработала специальные танки, в том числе танки-амфибии на базе Sherman, способные плавать и высаживаться непосредственно на берег. Четвертым фактором стала дезинформация. Так была «создана» фиктивная армейская группа генерала Джорджа Паттона, якобы базировавшаяся в восточной Англии и готовившаяся к форсированию пролива Ла-Манш в самой его узкой части Па-де-Кале.

И действительно, немецкое верховное командование решило, что удар союзниками вероятнее всего будет нанесен именно в Па-де-Кале, однако укрепление оборонительных рубежей немцы провели по всему побережью Атлантики. Подготовка к отражению высадки союзников была поручена двум немецким военачальникам. Герд фон Рунд-штедт командовал всеми немецкими войсками во Франции. В декабре 1943 года генерал-инспектором всей береговой обороны назначили Эрвина Роммеля, а в январе он стал командующим группой армий В на северо-западе Франции. Роммель энергично взялся за укрепление «Атлантического вала» — были построены опорные пункты, в которых разместили значительное количество артиллерийских орудий. На заре 6 июня на эти оборонительные рубежи начали наступление армады вторжения Войска союзников, высадившиеся в Нормандии, состояли из хорошо обученных солдат с отличным снаряжением. Немцы занимали оборону за мощными береговыми укреплениями.

В ночь с 5-го на 6-е июня громадный флот вторжения направился из южной Англии к берегам Франции. Многие американские и британские солдаты, должно быть, думали о том, с каким противником им предстоит вступить в бой. Союзники высаживались в зоне, оборону которой осуществляла 7-я армия Вермахта. Оборонительные рубежи Нормандии были значительно усилены с момента назначения Роммеля генерал-инспектором Атлантического вала в январе 1944 года: возведены новые и усилены имеющиеся противодесантные заграждения, артиллерийские батареи и бункеры. С подходом новых сил плотность обороны побережья возросла, сократились участки обороны, отведенные для каадой части. Некоторые командиры сетовали, что их войска тратят слишком много времени на постройку бункеров в ущерб боевой учебе.

Британским и канадским войскам, высаживавшимся на участках «Шлд, «Джуно» и «Суорд», противостояла 716-я пехотная дивизия. Она обороняла 30 км побережья, но ее личный состав был далеко не лучшим. Многие солдаты были старших возрастов. Некоторые части целиком состояли из восточных добровольцев, бывших советских военнопленных, согласившихся перейти в Вермахт, чтобы не умереть с голоду в концлагерях. На западном участке высадки «Юта» оборону держала 709-я немецкая пехотная дивизия, которая также не являлась первоклассным соединением. Три из ее одиннадцати батальонов составляли русские добровольцы. До мая эта дивизия обороняла участок побережья длиной 240 км. После размещения на полуострове Котантен 243-й пехотной дивизии этот сектор удалось сократить до 100 км, но он все равно оставался слишком большим и не мог удерживаться силами одной дивизии.

352-я пехотная дивизия

Однако на плацдарме «Омаха» американцам противостояли более серьезные части. 352-я пехотная дивизия была молодой-возраст большинства солдат составлял 18-19 лети осуществляла оборону участка побережья вдвое меньшей протяженности-всего лишь 50 км. Роммель рекомендовал командиру дивизии генералу Крайссу вывести большую часть своих сил непосредственно к самому берегу, а не держать их в резерве. И это имело важные последствия для усиления сопротивления на плацдарме «Омаха».

Ключевое значение для отражения высадки, как понимали обе стороны, имели немецкие танковые дивизии в северной Франции. Если бы им удалось быстро развернуться против десанта, тогда войска, прорывающиеся с побережья, были бы сброшены в море. Однако у запланированного места высадки размещалась только 21-я танковая дивизия генерал-майора Фойхлингера. Она базировалась к юго-востоку от города Кан. Два очень мощных соединения, 12-я танковая дивизия СС «Штлерюгенд»и Танковая учебная дивизия, находились дальше от побережья и являлись стратегическим резервом, которым Роммель не мог распоряжаться по своему усмотрению.

Немцы полагались не на качество войск, оборонявших побережье, а на мощные береговые укрепления и на то, что у союзников неизбежно возникнут проблемы при высадке десанта, которые расстроят операцию «Оверлорд». Союзники же задействовали свои самые лучшие части, хорошо обученные и готовые к бою. Например, 82-я воздушно-десантная дивизия США, которой предстояло действовать на западном фланге, много воевала на Сицилии и в Италии. И хотя Нормандия должна была стать первой боевой десантной операцией для другого парашютного соединения-101-й воздушно-десантной дивизии,уровень подготовки ее личного состава также был высоким.

1-я пехотная дивизия США

На участке «Омаха первыми из американских солдат должны были высадиться бойцы из 1-й пехотной дивизии США, прозванной «Большая красная единица». Они участвовали в сражениях в Северной Африке и на Сицилии, ще отличились при поддержке контратак на плацдарме высадки «Джила». 2-й батальон «рейнджеров», которому предстояло штурмовать батарею в Пуант-дю-Ок, угрожавшую плац дарму «Омаха», был заново сформированной частью.

Британские и канадские войска, готовившиеся к высадке на участках «Голд», «Джуно» и «Суорд», также обладали высокой боеспособностью. Участок «Голд» являлся целью 50-й Нортумберлендской дивизии, сражавшейся в Газале и при Аль-Аламейне. Ею командовал генерал-майор фэм, ветеран высадки в Салерно в Италии. На крайнем восточном фланге, на участке «Суорд», 3-я британская пехотная дивизия была, вероятно, самым мощным соединением из коэда-либо сформированных в армии Соединенного королевства. Она включала специальные танковые части и крупное инженерно-саперное подразделение. Подготовку к операции «Оверлорд» дивизия прошла под началом генерал-майора Рамсдена. С присущей ему жесткостью Монтгомери весной заменил Рамсдена генерал-майором Ренни, ветераном Северной Африки.

Специальные части

Особенностью войск союзников стало наличие специальных частей. Некоторые из них были созданы заново, 2-й батальон «рейнджеров» или британские морские пехотинцы, например, являлись элитными боевыми соединениями. Имелись также хорошо обученные инженерно-саперные части, такие как американские ударные группы для подготовки проходов, которые были созданы с целью расчистки побережья от германских заграждений. Специальные части сформировали для обеспечения максимально быстрых перевозок на берег и с берега. Такой частью была 101-я британская «фуппа действий в районе высадки  и в гавани» в составе 3-й дивизии.

Союзники обеспечили также практически полное господство в воздухе. Хотя существовали опасения, что войска вторжения могут атаковать немецкие подводные лодки и торпедные катера, ВМФ Германии не был в состоянии оказать серьезное противодействие объединенному флоту. Наконец, союзники располагали еще одним преимуществом. Во Франции отряды французского Сопротивления были готовы нанести удар по немецким коммуникациям. В марте 1944 года I германское командование в Париже сообщало, что в результате только десятидневного саботажа из строя вышли 129 локомотивов, а с началом высадки интенсивность таких акций могла резко возрасти. Кодовым сигналом для начала действий стали три строки из стихотворения «Осенняя песня» Поля Верлена: Blessent топ coeur D’une langeur Monotone (Сердце мне ранят, думы туманят, однообразно). Эти слова прозвучали в радиопередаче станции Би-Би-Си в 21:15 5 июня. Французское Сопротивление начало операцию «Оверлорд».