Взятие Иерусалима войсками IDF


После того, как войска противника отступили, IDF решили воспользоваться представившейся возможностью и захватить Иерусалим прежде, чем будет объявлено о перемирии.Утром 5 июня, когда первые снаряды, выпущенные иорданской артиллерией, упали в предместьях Тель-Авива, Верховное командование IDF пришло к выводу, что возникла насущная необходимость заново пересмотреть свои стратегические планы. Открытие нового фронта вызывало определенное беспокойство, но, учитывая, что операции на юге развивались лучше, чем можно было надеяться, положение не представлялось катастрофическим.



В частности, ошеломляющий успех операции «Фокус» (в ходе которой было уничтожено большинство самолетов ВВС Египта прежде, чем они успели подняться в воздух) означал, что IAF теперь могли свободно обеспечить мощное прикрытие с воздуха операций против Иордании и Сирии. В ходе двух ударов - в 12:30 и 13:10 - были уничтожены почти все иорданские ВВС, что закрепило за IAF абсолютное превосходство в воздухе, позволяя им безнаказанно атаковать наземные позиции противника.

Другим важным результатом бегства египетских войск на Синайском фронте было то, что подразделения, изначально помещенные Bj резерв, теперь высвободились и могли быть использованы на других фронтах. Самым сильным из них была 55-я парашютная бригада - элитное формирование, которое сначала предполагалось ввести в бой на северном участке Синайского фронта во второй половине того же дня. Однако уже к полудню израильские сухопутные войска достигли точки, в которой предстояло десантироваться бригаде, после чего командование IDF отдало приказ о переброске 55-й бригады в Иерусалим. Ее командир полковник Мордехай «Мота» Гур был уроженцем Иерусалима и всего за несколько дней до этого занимался разведкой местности и позиций иорданских войск на данном направлении. Хотя Гур и был самым молодым бригадным командиром IDF, он являлся ветераном боев 1948 года за Иерусалим и немедленно решил воспользоваться возможностью и взять реванш за давнюю неудачу израильских войск.

Вечером бригада гура прибыла в Иерусалим. Большинство солдат не имело опыта уличных боев и плохо ориентировалось в Иерусалиме, и, чтобы компенсировать эти недостатки, бригаде были приданы солдаты из состава местной 1б-й Иерусалимской пехотной бригады «Эциони». В течение пяти часов был разработан план, и к полуночи бригада была готова вступить в бой. Понимая, что временной фактор имеет огромное значение, бригадный генерал Узи Наркис приказал начать атаку ночью в 02:00. Перед бригадой была поставлена задача захватить арабский сектор к северу от Старого города включая здание Академии иорданской полиции, Арсенальную горку, район Шейх-Джаррах и Американскую колонию. Последней целью было освобождение израильского анклава в районе горы Скопус, который находился под постоянной угрозой иорданских войск.

На иорданских позициях находились мощные полевые укрепления и бетонные бункеры на высоте. Все открытые участки были защищены минными полями и рядами колючей проволоки. Иорданские войска имели хорошую подготовку, особенно 3-я пехотная бригада «Талал». Элитным подразделением этой бригады являлся 2-й батальон «аль-Хусейни», которым командовал майор Мансур Крашнур, ветеран боев 1956 года, во время которых он сражался в Калькилии на Западном берегу реки Иордан против молодого Моты Гура. Теперь этим двум противникам предстояло встретиться вновь, на сей раз в бою за Арсенальную горку, названную так по расположенному на ней британскому военному складу и являвшуюся
самой сильной позицией в этом районе Иерусалима. На скалистой вершине находился запутанный лабиринт траншей, колючей проволоки и бетонных бункеров. Израильтяне собрали о крепости большое количество разведывательной информации, но в горячке военных действий никто не позаботился передать ее парашютистам. Атака началась в 02:20 с артподготовки. Прожекторы высветили цели для штурмовиков AIF. В атаку пошли сразу три батальона бригады, наступавшие эше-лонированно слева, один батальон остался в резерве, огневую поддержку оказывали танки Sherman бригады «Эциони».

На северном фланге 66-й парашютный батальон атаковал здание Полицейской академии, которое защищали 140 иорданцев из батальона «аль-Хусейни». Заграждения из колючей проволоки были разрушены, и парашютисты ворвались в окопы. Разгорелся ожесточенный рукопашный бой, израильтянам приходилось сражаться за каждый окоп, каждую ячейку и бункер. Через 90 минут парашютисты роты «А» разрушили 34 бункера и пулеметных гнезда, но в ходе боя понесли большие потери. Несмотря на то, что иорданцев вытеснили с позиций, они продолжали сражаться, пока их командир не приказал им отступить и обрушить огонь артиллерии на свои старые позиции. В 03:45 им пришлось оставить комплекс Полицейской академии и отступить к Арсенальной горке, потеряв 17 человек убитыми и 42 ранеными.

Следующей в списке целей парашютистов была крепость на Арсенальной горке, ставшая ареной самых тяжелых боев за всю кампанию. Израильтяне предприняли наступление по трем направлениям силами двух рот при поддержке танков Sherman, которые в условиях темноты были не особенно эффективны. Иорданские войска, возглавляемые отважным Мансуром Крашнуром, оказали ожесточенное сопротивление. В этом кровопролитном сражении солдаты обеих сторон показали много примеров безза-
ветной отваги и самопожертвования. С наступлением рассвета бой продолжился, причем теперь легче было работать и передовым наблюдателям артиллерии, и снайперам, которые смогли точно определить свои цели. При дневном свете вперед двинулись три танка Sherman, стараясь разрушить оставшиеся на Арсенальной горке бункеры. Один танк был подбит - он до сих пор остается на том же месте и является частью мемориала в память погибших.После прекращения огня на поле боя в районе Полицейской академии и Арсенальной горки остались тела 106 иорданских солдат и по крайней мере столько же раненых. Израильские парашютисты тоже понесли тяжелые потери - 37 человек убитыми и около 150 ранеными - из общего числа в 500 человек.

Тем временем 28-й и 71-й парашютные батальоны всю ночь вели бои, пытаясь сломить сопротивление иорданских войск в районе Шейх-Джаррах. Они захватили Американскую колонию и Музей Рокфеллера и приблизились к стенам Старого города. К 08:00 55-я парашютная бригада Моты Гура была вынуждена остановиться. Хотя боевой дух солдат, вдохновленных достигнутыми успехами, был крайне высок, необходимо было перегруппироваться и организовать эвакуацию раненых. Бригада потеряла 75 человек убитыми и более 300 ранеными всего за пять часов боев. Все командиры поддерживавших ее танков были ранены, запасы боеприпасов сократились до нескольких снарядов на танк, а половина машин вообще не могла двигаться из-за попаданий или поломок. Операция по зачистке продолжалась до 10:00. К этому времени все намеченные цели были достигнуты. После этого израильтяне начали продвигаться от Арсенальной горки на север через район Шейх-Джаррах к отелю «Амбассадор» и далее к Вади аль-Джоз,стремясь прорваться к горе Скопус и деблокировать засевший там гарнизон. К полудню парашютисты соединились с частями 10-й механизированной бригады «Харел» в районе Французского холма.

Через 13 минут генерал Даян и бригадный генерал Наркис прибыли на бронетранспортере на гору Скопус, откуда открывался великолепный вид на Старый город. Даян приказал Наркису захватить расположенные восточнее господствующие высоты, в том числе горный хребет Августы Виктории и Елеонскую гору. После занятия израильтянами этих позиций Старый город Иерусалима оказался бы окружен частями IDF прежде, чем могло быть объявлено о каком бы то ни было перемирии.Предстояло принять главное решение: должен ли Израиль попытаться захватить Старый город?

Решение предстояло принять и королю Хусейну. В Аммане генерал Риад сообщил ему, что необходимо либо пытаться заключить перемирие, либо рисковать потерей всего своего королевства. Теперь стало очевидным, что Ирак, Саудовская Аравия и Сирия не горят желанием оказать Иордании помощь в войне с Израилем. Иорданская оборона на Западном берегу реки Иордан рушилась, в Генеральный штаб поступали сильно преувеличенные данные о количестве потерь, поскольку полевые командиры попытались как-то оправдать свои решения об отступлении. Однако король Хусейн все еще собирался продолжить борьбу и связался по телефону для консультаций с президентом Египта Насером. Оба арабских лидера договорились выступить с заявлением, что на стороне Израиля в боях принимали участие британские и американские самолеты. План состоял в том, чтобы вовлечь в конфликт Советский Союз и таким образом предотвратить окончательное поражение. Несколько часов радиостанции Египта, Иордании и Сирии сообщали, что Великобритания и Соединенные Штаты использовали свои самолеты для поддержки Израиля, действуя с авианосцев в Средиземном море и со своих баз на Кипре. Дипломатические отношения между США и Египтом были немедленно разорваны. Британские дипломаты продублировали «Большую ложь».

Когда Насер и Хусейн предпринимали попытки сохранить лицо, Израиль предал гласности расшифровку стенограммы той самой их беседы: Моссаду (разведывательной службе Израиля) удалось перехватить разговор. Эта мера была рассчитана на то, чтобы смутить Хусейна и Насера, замедлить дипломатические шаги по достижению перемирия до тех пор, пока на фронте не будут захвачены все возможные цели. Но для Египта и Иордании это объяснение было единственно возможным для оправдания сокрушительного поражения, поскольку арабский мир несмотря ни на что все еще продолжал потчевать свое население потоками лжи о победах арабов на полях сражений, в то время как от сообщений о том, что ВВС Египта уничтожены на земле, сразу же отмахнулись, заявив, что это бездарная израильская пропаганда. В полдень 6 июня, спустя немногим больше 24 часов после того, как Иордания начала военные действия, король Хусейн пригласил к себе послов ведущих держав и обратился к ним с призывом способствовать заключению перемирия при посредстве Совета Безопасности ООН. Затем король посетил Иорданскую долину, где был потрясен зрелищем дымящихся развалин и стонами находившихся между ними раненых солдат. Но Хусейн не мог даже думать об отступлении, не говоря уже о признании поражения. Чтобы сохранить за собой власть, ему было абсолютно необходимо, чтобы перемирие оказалось «навязано» международным сообществом. Отступление иорданцев

В 22:00 6 июня генерал Риад отдал приказ об отводе всех иорданских войск с Западного берега реки Иордан. Однако вскоре стало известно, что ООН потребовала прекратить огонь, и король Хусейн немедленно отменил свое распоряжение. Теперь он пытался сохранить Западный берег реки Иордан под контролем своих сухопутных войск Однако, хотя приказ Риада и был отменен, остановить процесс отступления уже не представлялось возможным. Деморализованные непрерывным авианалетами иорданские войска пытались отступить под покровом темноты. Беспорядок еще больше усилился после заявления Египта о неприемлемости перемирия.

В Иерусалиме значительная часть 3-й пехотной бригады «Талал» покинула город, бросив оборонительные позиции. Оставшиеся солдаты были голодны и измотаны - после начала боев поставки продовольствия прекратились. Связь практически отсутствовала, поскольку не имелось средств для перезарядки батарей радиопередатчиков. Теперь иорданцам пришлось пользоваться для связи обычной телефонной сетью, переговоры по которой легко перехватывали израильтяне. Боеприпасов практически не осталось, а подвоз не производился, даже вода была в дефиците. Ситуация складывалась критическая. Израильский кабинет был в восторге от успехов войск на Синае и Западном береге реки Иордан.
Однако он прекрасно понимал, что активные действия ООН оставляют им крайне мало времени до того момента, когда с требованиями о перемирии придется согласиться. К этому моменту израильские войска уже стояли на Суэцком канале, а сопротивление на Западном берегу реки Иордан было спорадическим; на Сирийском фронте царила тишина. Выбор состоял в том, чтобы либо занять Шарм-эль-Шейх и таким образом открыть Тиранский пролив, либо же атаковать Сирию, чего требовала значительная часть населения Израиля. Наконец, можно было занять Старый город Иерусалима. Споры продолжились глубоко за полночь. В конечном счете кабинет пришел к выводу, что огромное культурное значение Иерусалима делает его самой важной целью. В действительности, конечно же, это решение уже было принято Моше Даяном, когда тот стоял на горе Скопус, а армия просто ждала официальной команды.В 05:00 7 июня 1967 года бригадному генералу Узи Наркису позвонил генерал-майор Хаим Бар-Лев, заместитель начальника штата IDF. Был передан именно тот приказ, которого Наркис с нетерпением ждал в течение всей своей военной карьеры. «От нас уже требуют перемирия. Мы на канале. Египтяне мелко нашинкованы. Не допустите, чтобы Старый город оставался анклавом».

Следовало во что бы то ни стало избежать повторения 1948 года и занять Старый город. В 08:30 позиции на хребте Августы Виктории и Елеонская гора были атакованы от Вади эль-Джоз танками и пехотой 1б-й Иерусалимской пехотной бригады «Эциони». Намеченные цели были достигнуты с незначительными потерями - большая часть защищавших позиции иорданских солдат бежала. Обеспечив безопасность восточных высот, можно было начинать наступление на Старый город. Готовилась совместная операция силами 55-й парашютной бригады и бригады «Эциони», поскольку последняя в течение предыдущих 19 лет осуществляла оборону еврейских кварталов города. Для Моты гура это была заслуженная награда за те жертвы, которая его бригада понесла в ходе предыдущих боев. Перед атакой он сказал своим солдатам: «Мы стоим на горном хребте, выходящем на Святой город. Скоро мы войдем в него - в Старый город Иерусалима, о котором мечтали многие поколения евреев, к которому стремятся все ныне живущие евреи. Нашей бригаде предоставлена честь первой вступить в него». После короткой артподготовки войска перешли в наступление. На стенах Старого города отдельные оставшиеся иорданские защитники оказали некоторое сопротивление. Гур следовал за своими танками, стараясь пробиться к мосту у ворот Св. Стефана, чтобы через него вырваться на улицы города и к Храмовой горе - «в этом Святом месте никто не стал бы вести огонь». На часах было 09:50. В 10:15 парашютисты взяли под контроль Западную стену. Стена плача - главная святыня правоверных иудеев - была теперь в руках евреев.