Японская империя наносит удар



Действуя в рамках принятой в японской армии наступательной доктрины, генерал Комацубара спланировал крупномасштабное наступление на советскую территорию.Известия о новом вторжении советских войск за реку Халха убедило генерала Комацубару, что решительные ответные действия необходимы. Было ясно, что операция не ограничится простым преследованием противника до границы. Войска должны были подготовиться к полномасштабной боевой операции.

Японская разведка практически не имела данных о противнике, но предположила, что им противостоят не более нескольких сотен монгольских и советских солдат, возможно, поддержанных некоторым количеством артиллерии. Японцы просто не могли представить, что Советской стороне удастся перебросить любое количество войск на этот отдаленный участок границы, отстоявший примерно на расстоянии 750 км от ближайшей железной дороги.Комацубара сформировал оперативную группу силои примерно в тысячу человек. В нее вошли разведывательная группа Адзу-мы и большая часть 64-го пехотного полка полковника Ямагаты Такемицу. Планировалось, что отряд Адузмы выйдет в тыл противника, перерезав ему единственный путь к отступлению - через мост Кавамата. Тем временем оперативная группа Ямагаты должна была разделиться на две части. Предполагалось, что диверсионная группа силой до роты атакует противника с фронта, давая время другой части опергруппы организовать внезапное нападение на северном фланге.

Уверенные, что им противостоят лишь плохо дисциплинированные подразделения пограничников, японцы оставили в тылу большую часть своего тяжелого вооружения. И что еще важнее, полковник Адзума решил не тащить с собой ротные 37-мм противотанковые орудия.Японцы, однако, совершенно не ожидали, что возглавлявший советские войска Григорий Штерн сможет перебросить в этот район несколько тысяч солдат. Вдобавок к этому, ему удалось сформировать на западном берегу Халхи сильную артиллерийскую батарею, а также развернуть значительное число единиц бронетехники, готовой отразить любую атаку японцев. Когда Адзума 28 мая вышел к намеченной точке, советские и монгольские войска нанесли по нему внезапный сокрушительный удар. Солдаты Адзу-мы попали под объединенный огонь пехоты, танков и артиллерии. Не имевший собственной артиллерии разведывательный отряд оказался абсолютно беспомощным. Войска Адзумы понесли большие потери, израсходовали почти все боеприпасы и отчаянно нуждались в помощи со стороны солдат Ямагаты, но те также оказались в крайне тяжелой ситуации. Почти все бойцы двух первых резервных команд, отправленных Ямагатой под покровом темноты, были обнаружены и уничтожены советскими войсками.29 мая отряд Адзамы предпринял последнюю попытку прорвать окружение и отступить. Ему это удалось, но к концу второго дня боев было зафиксировано, что убитые и раненые составляют 63% личного состава. Сам Адзама также погиб в бою. Комацубара приказал остаткам оперативной группы вернуться на японскую передовую базу в Хайларе.

После подобного унижения Комацубара и командование Квантунской армии были какое-то время даже готовы прекратить военные действия. Они посчитали, что Номонган - деревушка, которой многие их подчиненные даже не могли отыскать на своих     картах, не стоит пролитой крови японских солдат. Однако вскоре разведка сообщила, что советские войска продолжали накапливаться на обоих берегах Халхин-Гола, и имели место массовые нападения на маньчжурских пограничников. В этой ситуации командование Квантунской армии отдало Комацубаре приказ «изгнать захватчиков». Обе стороны начали подтягивать подкрепления, готовясь к масштабному сражению. Тем временем в командование советскими войсками в районе Халхин-Гола вступил Георгий Жуков. Он прибыл на место 5 июня.27 июня, после месяца относительного спокойствия, Квантунская армия, не имея на это разрешения Императорского Генштаба, предприняла воздушный рейд вглубь советской территории. Японское правительство, не располагавшее возможностью выделить дополнительные войска из-за непре-кращающейся войны с Китаем, запретило предпринимать дальнейшие авианалеты.


Как бы то ни было, удар с воздуха являлся первой частью плана Квантунской армии. Японское командование в Маньчжурии предполагало, что за авиаударом последует наступление по двум направлениям, которое должно было начаться 1 июля. Армия должна была выйти к Номонга-ну, а затем разделиться на две отдельные группировки. Одной предстояло обойти с севера советские позиции и форсировать реку на незащищенном участке. После перехода реки предполагалось уничтожить советские войска, занимавшие холм Баин-Цаган на западном берегу, а затем выдвинуться на юг к мосту Кавамата. Другая группировка должна бьиа наступать на юг, затем развернуться на запад и атаковать в лоб советские позиции в районе моста Кавамата.Северная группировка состояла из двух полков 23-й пехотной дивизии -71-го и 72-го, а также батальона 64-го полка. В последний момент было решено усилить его еще и 26-м пехотным полком из состава 7-й пехотной дивизии.

В состав южной группировки, известной как опергруппа Ясуоки (по имени ее командира, специалиста по танковым операциям генерал-майора Ясуоки Масаоми) входили 3-й и 4-й танковые полки, а также по одному батальону из 64-го полка 23-й дивизии и 28-го полка 7-й дивизии. В качестве частей поддержки за группировкой следовал 24-й инженерный полк и дивизион 13-го полевого артиллерийского полка.Этот план, по-видимому, составленный по тем же принципам, что и неудав-шееся наступление Ямагаты и Адзумы, отличался от предыдущего в трех ключевых аспектах, которые, по мнению генерала Комацубары, должны были не допустить, чтобы он стал повторением позорного поражения Ямагаты.

Во-первых, японцы с конца мая получили большое количество подкреплений, включавших 39 средних и 35 легких танков, а также 14 танкеток Поэтому реальный масштаб нового наступления должен был в корне отличаться от предыдущего, в ходе которого Комацубара недооценил силы противника. Во-вторых, если в первых боях отряд Адзумы должен был воспрепятствовать отступлению советских войск через мост Кавамата, то на сей раз японские войска планировали использовать отступление противника для проведения операции по двойному его охвату. Наконец, до этого момента все действия японских войск были направлены исключительно на то, чтобы вытеснить иностранные войска с территории Маньчжурии. Июльское же наступление должно было захватить советские войска врасплох, поскольку японцы уже не собирались придерживаться даже декларированной ими линии границы.На первом этапе операции северной группировке удалось поддерживать высокий темп наступления: она форсировала реку и захватила плацдарм на ее западном берегу. Однако вскоре скорость продвижения начала снижаться, когда Жуков сконцентрировал для контратаки около 186 танков и 266 бронетранспортеров. Противник был атакован сразу с трех сторон.

В течение четырех дней японцы вели ожесточенные бои, но в очередной раз сказалась нехватка у них тяжелого вооружения. Пехотным частям приходилось бороться с советскими танками огнем из стрелкового оружия, коктейлями Молотова и импровизированными минными ловушками. В ряде случаев их действия были очень успешными, поскольку у советского танка БТ-7 был плохо защищен бензиновый двигатель, который было довольно легко поджечь. Но при этом японские войска не имели достаточных запасов для ведения затяжных оборонительных боев и быстро исчерпывали боеприпасы. 5 июля они отступили на восточный берег Халхи. Ситуация у южной группировки складывалась не намного лучше. Ясуока получил сообщения, что советские войска отступают, после чего пожертвовал временем, предназначенным для планирования операции и обеспечения координации между его пехотой, артиллерией и бронетанковыми частями, решив перейти в наступление как можно быстрее.Информация разведки, на основе которой был построен новый план Ясу-оки, оказалась ошибочной. Его атака привела к катастрофе: в ходе нее японцы потеряли от огня советской артиллерии и противотанкового оружия почти половину своей бронетехники. После этого Ясуока был отстранен от командования. К середине июля бои вновь зашли в тупик, и пока японцы планировали свое новое крупное наступление, Жуков выжидал благоприятной ситуации для проведения контрнаступления.