Западный берег реки Иордан



Как только стало ясно, что Иордания собирается начать военные действия, израильское командование приступило к планированию операции по захвату территорий, потерянных в 1948 году. Шестидневная война началась сразу после 07:00 5 июня, когда ВВС Израиля (IAF) уничтожили большую часть самолетов ВВС Египта на территории Синая. В 08:50 королю Хусейну сообщили о начале израильского наступления против Египта. Вскоре после этого он получил сообщение о том, что сотни самолетов летят в направлении Израиля со стороны Синайского полуострова.


Король Хусейн получил сообщение своего Генерального штаба, находившегося под контролем египтян, что IAF понесли огромные потери, а ВВС Египта проводят массированную контратаку. Под впечатлением от этих новостей Хусейн немедленно отдал приказ иорданским войскам начать наступательную операцию, хотя на самом деле летевшие на север самолеты принадлежали IAF, возвращавшимся после поражения основных целей на египетской территории. В 09:45 иорданская артиллерия открыла огонь по Западному Иерусалиму. Все еще надеясь избежать войны с Иорданией, IDF не предпринимали ответных действий до тех пор, пока снаряды не начали падать в районе авиабазы Рамат-Давид в предместьях Тель-Авива. Решение короля Хусейна в полной мере и силой оружия поддержать общеарабское движение сделало войну неизбежной. В 11:00 иорданские войска начали обстрел израильских позиций вдоль границы, по-видимому, готовясь к атаке.

Центральное командование немедленно начало действовать, приказав IDF выдвинуться вперед и отрезать Иерусалим от основной части иорданской армии на севере. 10-я механизированная бригада «Харел» полковника Ури Бен-Ари вошла в Иерусалимский коридор - узкую полоску израильской территории, соединявшую Иерусалим с побережьем, чтобы захватить горный хребет и дорогу между Иерусалимом и Рамаллой. Этот район являлся ключевым - занимающая его сторона получала возможность контролировать Иерусалим и Иудейские холмы, поскольку именно здесь проходили дороги из Иордании и с Западного берега. Бен-Ари уже воевал здесь в 1948 году в качестве командира роты, когда иорданский Арабский легион захватил стратегически важную высоту, известную как Хар-Ацар (Радарный холм), которая до сих пор оставалась в руках иорданцев. 10-я механизированная бригада Бен-Ари состояла из трех запасных батальонов, включая усиленный 95-й танковый батальон, которым командовал подполковник Цвика Дахаба.

Войдя в Иерусалимский коридор, Бен-Ари повернул на север и, двигаясь по трем параллельным проселкам, пересек границу и вышел на Западный берег реки Иордан, где его танки начали в упор расстреливать арабские бункеры.
Бен-Ари поставил перед пятью танковыми ротами Дахаба, четыре из которых были вооружены танками М50 Sherman и одна - Centurion Mk 5, самую сложную задачу: преодолеть труднопроходимый горный хребет и захватить Тель эль-Фуль (Бобовый холм) - ключ к Иерусалиму. Для проведения атаки на Хар-Адар танкам были приданы два механизированных пехотных батальона - 104-й и 106-й, усиленные 1бЗ-м пехотным батальоном из состава 1б-й Иерусалимской пехотной бригады «Эциони». 10-я бригада была разделена на четыре боевые группы.

Им противостояла 2-я пехотная бригада «Хашими», которая занимала на высоте укрепленные позиции с бетонными бункерами и противотанковыми орудиями, прикрывая значительную часть подходных путей. Атака на Хар-Адар проводилась с западного фланга 104-м механизированным пехотным батальоном при поддержке 163-го батальона. Она началась в 17:00, чтобы можно было воспользоваться последними светлыми часами и дать возможность танкам, инженерам и артиллерии поддержать атакующих. Однако, когда стемнело, наступление замедлилось, поскольку израильтянам пришлось преодолевать минные заграждения и ряды колючей проволоки. Тем не менее к 20:00 передовые позиции были захвачены, и иорданцы отошли. Основные позиции подверглись атаке с фланга силами 163-го пехотного батальона. Около 02:30 танки и пехота очистили находившуюся на линии хребта деревню Бидцу.

В центре 106-й механизированный пехотный батальон подполковника Арона Галя атаковал сильные иорданские позиции у Эш-шейх-Абд-аль-Азиз. Мотопехота вела атаку в пешем строю под прикрытием артиллерии и ударов с воздуха. К полуночи после ожесточенного рукопашного боя все намеченные цели были захвачены.На восточном фланге 95-й танковый батальон должен был двигаться по дороге, которая была немногим лучше козьей тропы. Подполковник Дахаб направил вперед роту Centurion, однако все 12 машин, не имевших оборудования ночного видения, вскоре либо застряли в скалах, либо были вынуждены прекратить движение. Теперь атаку возглавили более легкие Sherman, которые, несмотря на угрозу минных заграядений, направляли снятые с танков члены экипажа. Кроме того, поле боя постоянно освещалось иорданскими световыми ракетами. К 02:00 была достигнута первая цель - асфальтированная дорога восточнее Наби-Самвил. Это была чрезвычайно опасная атака в ужасной местности: до линии хребта добрались только шесть Sherman и половина механизированной пехотной роты.

Коща наступил день, небольшой отряд (около 70 человек) занял последние намеченные цели на Рамалльской дороге у Тель-Захары. Внезапно из-за холмов окрыли огонь два эскадрона (роты) иорданских танков М48 Patton 60-й бронетанковой бригады. Командиры израильских танков начали маневрировать, стремясь выйти во фланг Patton, поскольку
их 76-мм орудия не могли пробить лобную броню иорданских танков. К счастью для израильтян иорданские танкисты не сняли вспомогательные внешние топливные баки с кормы своих машин, и те начали загораться после первых же выстрелов противника с фланга. После того как шесть Patton загорелись, одна часть иорданских танков отступила к Иерихону, а другая была брошена своими экипажами.

В этот момент на вертолете прибыл полковник Бен-Ари. Он понял, что ситуация критическая. Даже в том случае, если удалось бы собрать все разбросанные Centurion, его сил было явно недостаточно, чтобы противостоять приближавшейся 60-й иорданской бронетанковой бригаде. Однако ожидавшаяся атака так и не была проведена, поскольку иорданцы повернули на север, чтобы отразить еще одно наступление израильтян в долине Дотан. К 09:30 6 июня большая часть 10-й механизированной бригады «Харел> сосредоточилась у Тель эль-Фуля, «оседлав» дорогу Иерусалим-Рамалла. Это была серьезная победа - иорданцы почти 20 лет укрепляли свои позиции, которые были взяты меньше чем за день. Теперь Бен-Ари отдал приказ захватить два холма, доминировавшие над северным Иерусалимом, чтобы уменьшить давление со стороны частей противника на Арсенальной горке в сердце Иерусалима. Эти два холма были укреплены мощными бункерами, которые занимали солдаты 3-й пехотной бригады «Талал». Бен-Ари отправил против них 106-й механизированный пехотный батальон во главе с Ароном Галем, поддержанный тяжелыми танками и минометами. Более низкий холм был взят достаточно легко, после чего пехота попыталась с ходу взять второй. Потребовались две атаки, дорого обошедшиеся наступающим, чтобы выбить иорданцев, но теперь Бен-Ари контролировал Северный Иерусалим и Рамаллу.

Тем временем 4-я запасная пехотная бригада пехоты полковника Моше Йотвата атаковала старый британский полицейский пост в Латруне (массивное строение, напоминающее крепость), Йотват сражался здесь еще в 1948 году. Атака началась в 03:00 6 июня под сильным артиллерийским огнем. Неприступная в 1948 году крепость продержалась около одного часа. Позднее в тот же день бригада Йотвата преодолела перевал Бейт-Хорон и соединилась с Бен-Ари у Тель эль-Фуля. Это дало возможность 10-й механизированной бригаде «Харель» переместиться на север к Рамалле. Позиции на северном участке Западного берега реки Иордан занимала угда (дивизия) бригадного генерала Элада Пеледа, в состав которой входили 37-я и 45-я бронетанковые и 9-я запасная пехотная бригады. Ей противостояли четыре иорданские бригады, базировавшиеся в городах Дженин и Наблус и у моста Дамия (через Иордан). На вооружении иорданских войск стояли танки Patton. Пелед столкнулся с трудной задачей ведения наступления силами бронетанковых подразделений в условиях гористой местности, охраняемой танками и противотанковым орудиями.

Днем 5 июня начальник Северного командования приказал Пеледу подавить соединения иорданской тяжелой артиллерии, вооруженные 155-мм гаубицами Long Tom, которые обстреливали авиабазу Рамат-Давид в Изреельской долине. Выполнение этой задачи было возложено на 45-ю бронетанковую бриДругим большим успехом израильтян было подавление иорданской артиллерии. В хаосе сражения израильские танки проскочили мимо иорданских позиций, неосторожно оставив орудия в руках противника. После этого батальонному квартирмейстеру и его команде было приказано дезактивировать орудия, которые, как предполагалось, стояли брошенные своими расчетами. Обнаружив, что огневые позиции все еще заняты противником, квартирмейстер и три пожилых добровольца захватили штурмом батарею и вывели из строя орудия, ликвидировав угрозу авиабазе Рамат Давид - самой важной в Северном Израиле.

В течение утра 7 июня дивизия Пеледа выдвинулась вдоль Самарийских холмов к Тубасу и Наблусу, которых она достигла в 11:00. Войска были с восторгом встречены палестинцами, которые слушали до этого лишь арабские пропагандистские передачи и решили, что это проходят иракские войска, направляющиеся к израильской границе. Вскоре израильтяне подверглись нападению 40-й иорданской бронетанковой бригады, которая пыталась уйти через реку Иордан на восточный берег, бросив неисправные танки и самоходные артиллерийские установки. За ними последовала 45-я бронетанковая бригада. Тем временем два батальона 10-й механизированной бригады «Харель» выдвинулись на восток к Иерихону, куда они прибыли к концу дня и обнаружили, что город практически полностью оставлен иорданскими войсками. Лишь кое-где их встретил огонь снайперов, в то время как тысячи палестинцев бежали по мостам через Иордан на восточный берег. Когда перемирие вступило в силу в 19:00 7 июня, израильские саперы взорвали мосты Алленби, короля Абдаллы и Шоарат. Теперь и в прямом, и в переносном смыслах Западный берег был отделен от Иордании. IDF одержали полную победу.