Затяжные бои в районе Дарвина

Первые успехи британцев быстро сменились затяжными боями в районе Дарвина, где противник оказал упорное сопротивление. В 23 часа 27 мая подразделения 2-го батальона парашютно-десантного полка начали выдвижение на исходные позиции для атаки в северной части перешейка, соединяющего остров Восточный Фолкленд с Лафонией. Два минометных расчета подполковник Джонс расположил западнее перешейка, батарея 105-мм пушек подготовилась к открытию огня в Камилла-Крик-Хаусе, а экипаж фрегата УРО «Эрроу» занял места по боевому расписанию.

К 2 часам 30 минутам 28 мая роты 2-го парашютно-десантного батальона заняли исходные позиции: роты «В» и «D» сосредоточились к западу от небольшого озера Бёрнтсайд-Понд, рота «А»к востоку от этого водоема, а рота «С» получила задачу наблюдения за северо-западной частью перешейка. Командир роты огневой поддержки майор Хью Дженнер получил приказ расположить свое подразделение к западу от перешейка, на противоположном берегу небольшого заливчика.

Атака начинается

Холодной и темной ночью все было готово к решающей атаке. Первой в бой ринулась рота «А» под командованием майора Дэйра Фэррар-Хокли. Сначала ей надлежало захватить Бёрнтсайд-Хаус, где, как предполагали британцы, засел взвод аргентинцев. Была запрошена артподдержка с фрегата УРО «Эрроу», но после того, как с корабля произвели несколько выстрелов, его орудие заклинило. Десантники открыли по постройкам шквальный огонь, применив даже ПТУР «Милан» и гранаты. Однако все эти действия оказались напрасными-аргентинский взвод покинул Бёрнтсайд-Хаус сразу же после начала атаки, потеряв двух человек от огня с фрегата УРО «Эрроу». В главном доме остались только четверо местных жителей, которым просто повезло-они не получили даже ранений.

Через полчаса после того, как рота «А» начала атаку, за ней последовала и рота «В» под командой майора Джона Кросланда. После непродолжительного, но ожесточенного боя она захватила назначенную ей цель. Затем в области между ротами «А» и «В» выступила рота «D» майора Филлипа Нима, которая захватила небольшую высоту, расположенную в центре перешейка.

Однако в темноте британцы не заметили противника, окопавшегося между маршрутами движения рот «В» и . В итоге аргентинцы смогли застать роту «D» врасплох, открыв огонь с фланга-два десантника были убиты и еще два получили ранения. Рота «D» тут же рассредоточилась и вскоре ее бойцы нейтрализовали противника, который к тому времени успел обстрелять и роту «В». В окопе находились всего два аргентинских солдата, которые позднее были посмертно удостоены высоких государственных наград. Остальные солдаты-срочники под командой лейтенанта Густаво Малакальца организованно отошли к Дарвину.
Возникают проблемы

К пяти часам утра британские десантники захватили первую линию обороны противника. Впрочем, эффект неожиданности был уже утерян, а высокая боевая выучка британских солдат и офицеров в значительной степени нивелировалась отсутствием достаточного количества тяжелого вооружения и значительным численным превосходством противника.

Вскоре десантники столкнулись с рядом серьезных проблем. В частности, в темноте и в условиях сложного рельефа местности роты потеряли друг друга. Наступление стало отставать от графика. Кроме того, приближался рассвет, с наступлением которого десантники должны были лишиться артиллерийской поддержки с фрегата УРО «Эрроу»в светлое время суток командиры британских кораблей не рисковали находиться слишком близко от побережья островов. Когда появились первые лучи восходящего солнца, британцы поняли, что самое трудное еще впереди-они, как оказалось, вплотную подошли к главной линии обороны аргентинских войск, отличавшейся добротными укрепленными точками и траншеями. Подполковник Пьяджи приказал удерживать позиции любой ценой.

Замешательство

Британские десантники сразу же попали под шквальный огонь противника. Особую опасность представляли позиции аргентинцев, расположенные на находившихся вокруг Дарвина холмах высотой около 30 метров. Разведчики накануне обнаружили укрепленные позиции аргентинцев, но их качество было недооценено британскими десантниками. С наступлением светлого времени суток аргентинские артиллеристы получили возможность более точно корректировать огонь-командовавший батареей лейтенант Карлос Чанам-па сумел организовать эффективный огонь по подразделениям британских десантников, приближавшихся фактически по открытой местности. Потери атакующих стали стремительно расти.

Не имея возможности обойти противника с фланга и не располагая огневой поддержкой, которая прижала бы противника к земле, майор Фэррар-Хокли продолжил штурм позиций неприятеля в лоб. Постепенно поднимаясь по склону, британские парашютисты-десантники испытали на себе всю мощь сосредоточенного огня противника. Каждый метр британским десантникам приходилось преодолевать с боем. Лейтенант Роберто Эстевес, командир аргентинских войск, обороняющихся на данном участке, получил два ранения, но не покинул поля боя, продолжая переходить от одного солдата к другому, ободряя их личным примером и корректируя огонь артиллерии. Вскоре он погиб от пули британского снайпера, но смерть лейтенанта вселила ярость в сердца аргентинских солдат. Понимая всю важность момента, и не желая потерять всего, что роте удалось достичь в ходе первого этапа сражения, майор Фэррар-Хокли принял решение выдвинуться со своим штабом (10 военнослужащих) к передовой линии атакующей роты и усилить натиск на противника. Фэррар-Хокли приготовился повести своих подчиненных в атаку на ближайшую линию окопов, но шквальный пулеметный огонь противника сорвал эту попытку. При этом погибли три британских десантника. Наступление роты, да и вся операция оказались под угрозой полного краха.
Правый фланг

На протяжении трех часов бой за Дарвин-Хилл поглощал все внимание командования батальона, но после того, как британцам удалось переломить здесь ситуацию в свою пользу, оно переключилось на участки других рот. Рота «В» оказалась прижата к земле пулеметным огнем противника, засевшего в Бока-Хаусе, и дальнейшее продвижение здесь было невозможно до того, пока не замолчит пулемет. Ротный и взводные командиры считали, что разрушить укрепленную точку можно только при помощи ПТУР «Милан», но для этого требовалось разрешение командования батальона. В итоге пришлось ждать, пока кто-то сможет выйти на связь с новым командиром батальона, майором Крисом Киблом, уже отправившимся на передовую.

В это время рота «D» передвинулась на западную сторону Дарвин-Хилла, чтобы спокойно позавтракать вне зоны обстрела аргентинской артиллерии. Оттуда десантники неожиданно заметили группу аргентинских солдат, которые быстро бежали вдоль западного побережья перешейка в направлении южных позиций своих войск. Командир роты майор Филлип Ним быстро оценил обстановку и понял, что его бойцы легко смогут воспользоваться этим же маршрутом, чтобы попытаться обойти Дарвин-Хилл и выйти с тыла к Бока-Хаусу. Сообщив о своем намерении командиру роты «В», майор Ним повел своих десантников вниз к побережью и вскоре оказался в видимости Бока-Хауса. Рота «D» открыла шквальный огонь из стрелкового оружия, к которому добавились ПТУР «Милан» роты огневой поддержки, и вскоре аргентинцы в Бока-Хаусе выбросили «белый флаг». Однако к тому времени начался прилив, и роте «D» пришлось покинуть свои позиции и совершить бросок в 600 метров по совершенно открытой местности, после чего она наконец захватила Бока-Хаус. В плен были взяты около 20 аргентинцев, 12 солдат противника были убиты, тогда как остальные смогли уйти в направлении 1уз-Грина.

Британцы атакуют

После захвата Бока-Хауса британские десантники получили, наконец, пространство для маневра. Рота «D» двинулась из Бока-Хауса в сторону аэродрома с задачей выйти к 1уз-Грину с запада, а рота «В» направилась на юг вниз по перешейку и затем повернула, чтобы охватить Гуз-Грин с юга. В то же (Продолжение. Начало см. на стр. 21) время рота «А» получила приказ удерживать Дарвин-Хилл и отбивать любые попытки противника контратаковать. Рота «С», до того находившаяся в резерве, получила приказ выдвинуться вперед и подойти к Гуз-Г]рину с севера, причем ее усилили 3-м взводом из роты «А». Подполковник Пьяджи понимал, что следующей целью британцев станет аэродром, а потому он направил туда часть своих лучших сил, в том числе взвод из роты «О 25-го пехотного полка специального назначения под командой лейтенанта Хуана Хосе Гомеса-Центуриона-опытного офицера-спецназовца (командир этого полка считался одним из основателей аргентинских сил специальных операций).

Рота «D» подошла к аэродрому, где попала под сильный огонь 20-мм и 35-мм зенитных орудий, расположенных на его южной оконечности. Пытаясь обойти их, командир роты приказал своим бойцам укрыться в овраге, Затем рота «D» направилась в сторону позиций, удерживаемых взводом спецназа под командой лейтенанта Хуана Хосе Гомеса-Центуриона. Во время ожесточенного боя рота «D» и взвод лейтенанта Гомеса-Центуриона понесли потери, а в 17 часов 45 минут командир аргентинцев отдал приказ отступать. Отход своих товарищей остался прикрывать сержант Серджио Гарсия, он сдерживал британских десантников до тех пор, пока не был убит снайпером. Вскоре после этого совместными усилиями парашютисты роты «С» и 11-го взвода роты «D» взяли штурмом здание школы, забросав его гранатами, но уже через пару минут были вынуждены покинуть его, потому что расчеты 35-мм пушек аргентинцев открыли по зданию ураганный огонь. Окружив оставшиеся подразделения аргентинцев в 1уз-Грине, майор Кибл решил, что настало время передохнуть, и приказал десантникам окопаться на занятых позициях.

Конец сражения

В это время три истребителя Harrier британских ВВС предприняли попытку атаковать позиции аргентинских
артиллеристов у аэродрома. Первые два самолета несли кассетные авиабомбы BL755, а третий наносил удар неуправляемыми авиационными ракетами. Мощный авианалет серьезно подорвал боевой дух оборонявшихся. Пока британские самолеты обстреливали позиции аргентинцев у аэродрома, около 100 человек роты «В» из состава аргентинского 12-го пехотного полка были переброшены по воздуху из района Маунт-Кент на позицию примерно в 1,6 км южнее 1уз-Грина. Попав под обстрел британской артиллерии, эта рота под покровом темноты все же сумела добраться до 1уз-Грина. Однако, поскольку британцам удалось окружить 1уз-Грин, это подкрепление просто пополнило ряды деморализованных и готовых сдаться аргентинских войск. Ночью майор Кибл направил двух пленных в занятый аргентинцами поселок с предложением сложить оружие, в противном случае он обещал атаковать гарнизон и уничтожить его. Британцы блефовали, они сильно устали, не спали почти 40 часов и при этом серьезно уступали противнику в численности и тяжелом вооружении. Однако обман сработал-командир гарнизона подполковник Пьяджи и командир авиабазы коммодор авиации Педроса приняли решение обсудить вопрос капитуляции, и в 9 часов 30 минут 29 мая они встретились с майором Киблом после чего официально капитулировали. Аргентинцы сложили оружие, после чего с удивлением обнаружили, что окруживший их «сильный противник» существенно уступает им в численности и плохо вооружен.

Можно сказать, что британцам повезло. 2-й парашютно-десантный батальон в течение почти 36 часов вел непрерывный бой с противником, обладавшим численным превосходством, и продвинулся по сильно пересеченной местности на 10 км. Если бы батальон потерпел неудачу, весь план наступления британских войск на Порт-Стэнли оказался бы сорван. Однако победа осталась на стороне англичан, что способствовало подъему их боевого духа. Впрочем, данная операция была очень далека от того, что описано в учебниках, и победа в ней досталась британцам в основном благодаря умелым действиям командиров взводов, а не успешному планированию вышестоящего командования.БИТВА ПРИ ГУЗ-ГРИН стала первым крупным сражением в ходе Фолклендской войны 1982 года. Победа в ней сильно подняла боевой дух британских войск. Во время сражения героизм и высокое мастерство продемонстрировали обе стороны. У аргентинцев лейтенанты Гомес Центурион и Эстевес (посмертно) получили Крест за героизм в бою (Cruz al Heroico Valor en Combate), высшую военную награду Аргентины, а еще четыре человека-медаль «За боевые заслуги» (Valor en Combate). Среди британцев высшей награды, Креста Виктории, удостоился подполковник Г. Джонс (посмертно), а майоры Кросланд и Фэррар-Хокли получили Военный крест.

Падение Гуз-Грина открывало дорогу на Порт-Стэнли. Однако сначала необходимо было занять высоты, находившиеся рядом с городом. Эта задача была не из легких. Высоты защищали элитные подразделения аргентинцев, вооруженные крупнокалиберными пулеметами и минометами, а на подступах к ним было установлено множество минных полей. В ходе ночной атаки на Маунт-Кент подразделения SAS вступили в ожесточенный бой с противником, а в районе Топ Мало Хаус-между поселением Сан-Карлос и Маунт-Кент-разведгруппа спецназа британских морпехов обнаружила и уничтожила разведгруппы аргентинских «коммандос».

Господствующие над Порт-Стэнли высоты Две Сестры, Маунт Лонгдон и Маунт Гарриэт были основными целями британского наступления 11-12 июня. В бою за Маунт Лонгдон бойцы 3-го парашютно-десантного батальона уничтожили противника автоматным огнем, гранатами и штыковым ударом, тогда как 42-му батальону «коммандо» для выхода на позицию атаки Маунт Гарриэт пришлось преодолевать минные поля. Успех сопутствовал им, так же как и тем бойцам 45-го батальона «коммандо» морской пехоты, которые атаковали высоту Две Сестры. Однако затем наступила временная передышка, и лишь после того, как подвезли боеприпасы, британцы атаковали высоты Маунт Тамблдаун и Маунт Уильям. Практически без артподдержки 2-й батальон шотландских гвардейцев, преодолевая минные поля, атаковал хорошо укрепившегося противника, обрушившего на наступавших шквальный минометный и пулеметный огонь. В дополнение к этому действовали многочисленные аргентинские снайперы,